Станислав Казарин: «Госуслуги в электронном виде уже стали фактом»

Станислав Казарин: «Госуслуги в электронном виде уже стали фактом»

28.07.2011 «Самарское обозрение»

В октябре в России всту­пит в силу Федеральный закон № 210, по которому орга­ны власти не могут требовать от граждан РФ информацию, если ею уже располагают дру­гие госучреждения. Готова ли Самарская область работать в новом правовом поле? На каком этапе сейчас находится проект Электронное правительство»? Кто гарантирует граждани­ну защиту его персональных данных при переходе на новые способы обмена информацией между органами власти? На эти и другие вопросы «СО» отве­тил заместитель председателя правительства области - руко­водитель департамента инфор­мационных технологий и связи Станислав Казарин.

- Перейти на работу по принципу «одного окна» вла­сти должны были с июля это­го года, однако этот срок ото­двинули до октября. С чем связаны эти изменения?

- Подготовка к исполнению нового закона началась еще год назад. С тех пор мы пересмотре­ли всю нормативно-правовую базу. В конечном итоге и мы, и другие регионы уперлись в несовершенство федерально­го законодательства. Самарская область приняла в этом исследовании непосредствен­ное участие. В апреле 2011 года регион включился в пилотный проект федерального центра, задачей которого было отсле­дить ряд проблем, возникаю­щих по законодательной базе субъектов РФ при переводе 10 государственных и муници­пальных услуг в электронный вид. В результате выяснилось, что между различными органа­ми власти циркулирует более 600 документов, и далеко не все из них можно переводить в «цифровой оборот». Оказа­лось, что медицинские и ряд иных видов документов, в силу действия закона о защите пер­сональных данных, нельзя пере­давать по межведомственному взаимодействию. Таким обра­зом, получилось, что огромный перечень проектов существен­но видоизменяется. В целом перенос вступления закона в силу связан с тем, что масштаб проблем оказался намного гло­бальнее, чем полагали даже са­мые отъявленные пессимисты. Именно поэтому федеральным законодателем и было принято решение пересмотреть сроки начала действия ФЗ «О предо­ставлении государственных и муниципальных услуг в элек­тронном виде».

- Как обстоят дела с реали­зацией проекта «Электронное правительство» в Самарской области?

- Упомянутый мной «пилот» мы выполнили так, что Москва предложила поучаствовать в но­вом проекте - уже по 30 услугам. Сейчас Самарская область является одним из наиболее успешных в ПФО регионов по глубине проработки методоло­гии формирования электронно­го правительства. Это заметно по отношению населения - за 6 месяцев 2011 года количество обращений через Интернет или инфоматы к социальному пор­талу госуслуг Самарской обла­сти выросло в полтора раза, что говорит о востребованности этого вида получения услуг. Те, кто подавал документы на за­гранпаспорт, в ЗАГС, по другим услугам, это подтвердят.

Однако отмечу, что с этим не следует торопиться и "бе­жать впереди паровоза». Этапы перехода на электронное пра­вительство нормативно закре­плены федеральным центром, и для нас главное - продолжать укладываться в эти сроки. Если сейчас мы будем перевыпол­нять эти нормативы, то можем столкнуться с проблемой не­эффективного использования бюджетных средств ведомства­ми просто в силу имеющихся противоречий в федеральном законодательстве.

- Каковы гарантии защиты персональных данных граж­дан от несанкционированно­го доступа?

- Последние события, которые связаны с утечкой персональ­ных данных, уверен, заставят руководителей коммерческих структур и органов власти за­думаться и пересмотреть свое отношение к проблеме инфор­мационной безопасности. Но нужно понимать, что первый уровень защиты - мы сами. Ведь номер сотового телефона - не менее ценные данные, чем паспорт или квартира жителя России. Не стоит оставлять но­мера телефонов магазинам или другим организациям. Второй уровень защиты информации -ответственность предприятий-работодателей. Существует гра­дация персональных данных, самые серьезные из них - ме­дицинская информация и ре­лигиозные убеждения. Третий уровень защиты - госструкту­ра (Роскомнадзор), следящая за тем, чтобы предприятие не распространяло данные о своих сотрудниках или контрагентах. Наш департамент, со своей сто­роны, организует работу так, чтобы те или иные структуры не допускали утечки инфор­мации и защищали персональ­ные данные своих сотрудников должным образом. Мы следим за тем, чтобы на предприятиях работали специальные люди, которые отвечают за защиту информации.

- Неотъемлемой составляю­щей перехода РФ на электрон­ный уровень взаимодействия является универсальная элек­тронная карта (УЭК), которая содержит множество ключей доступа к ведомственным ба­зам данных. Но в Самарской области существует собствен­ная карта. Как она будет соот­носиться с федеральной?

- У нас уже несколько лет действует региональная соци­альная карта жителя области, и сегодня 350 тысяч уже нахо­дится на руках у населения. В первую очередь такой картой оснащены социально незащи­щенные категории граждан - всевозможные получатели субсидий и пособий. Мы уме­ем работать с электронными картами, для этого у нас есть все необходимые технологии. Когда придет время перево­дить население на общерос­сийскую карту (в 2012 году), мы это сделаем максимально быстро. Правда, пока останется ряд нерешенных политических и правовых вопросов, которые предстоит решить государству. Например, кто должен оплачи­вать внедрение универсальной карты: региональные власти или банки-эмитенты, услуги которых включат в электрон­ную карту. Впрочем, затраты на это измеряются нескольки­ми миллионами рублей.

Сразу могу сказать: универ­сальная электронная карта бу­дет выдаваться всем желающим по заявлению, то есть без со­гласия гражданина никто не вправе ее выпускать. Ее основ­ная задача состоит в том, чтобы все варианты взаимодействия гражданина с различными ве­домствами вошли в один «ку­сок пластика». Карта является своеобразной связкой ключей к данным гражданина - к па­спортным данным, свидетель­ству о рождении, свидетельству о праве собственности на те или иные объекты недвижи­мости и другим данным, кото­рые уже есть. Иметь на руках все эти документы - это риск. С электронной картой носить все эти документы с собой не будет иметь смысла. УЭК вы­пускается для удобства граж­данина при взаимодействии с государством. Те, кто в силу своих убеждений откажется от карты, вправе пользовать­ся государственными услуга­ми по старинке, с самостоя­тельным получением справок и иных бумаг.

- У человека могут возник­нуть опасения, что информа­цию с его электронной карты смогут получить все, кому он ее предъявил. Какие преду­смотрены здесь механизмы защиты?

- В этой системе все персо­нальные данные защищены государством. Каждое ведом­ство имеет доступ только к собственной ячейке хранения информации. Снимать какую-либо информацию с универ­сальной карты будет возможно только при непосредственном ее контакте со считывающим устройством. Кроме этого, вся архитектура электронного правительства строится таким образом, что запрашивать можно только конкретные данные и только касающиеся одного че­ловека. Таким образом, просто нет технологической возможно­сти запросить всю информацию и обо всех гражданах.

- Единый электронный про­ездной билет встретил сопро­тивление и протесты со сто­роны ряда граждан, которые заявляют, что по ЕЭПБ можно отслеживать их перемещения. Как вы можете прокомменти­ровать такие опасения? Есть ли угроза на самом деле?

- Если бы не было электрон­ного проездного, то невозмож­но было бы посчитать расхо­ды предприятий на перевозку льготников, которые мы должны компенсировать из областного бюджета. Электронный проезд­ной - единственная возможность посчитать количество реальных поездок пассажиров и, соответ­ственно, объем «выпадающих доходов» автотранспортных предприятий. Внедрение таких билетов поможет сделать про­зрачной систему перевозок, и мы уйдем от бесконечных судов предприятий с региональным Минфином. Единый социаль­ный проездной билет отменить нельзя - это право, которое мы даем нашим льготникам на бес­платный проезд. Что касается претензий населения, то скажу точно - по ЕСПБ невозможно, да и бессмысленно следить за человеком, для этого есть обыч­ный сотовый телефон.