Станислав Казарин: "IT нуждается в правильном инновационном мышлении". Интервью изданию "Самарское обозрение" (03.03.2016.)

На рынке IT и телекоммуникаций в 2015 году произошла переоценка экономических стратегий и минимизация расходов. Для одних игроков открылись новые окна возможностей, другие в силу снижения инвестиций прочувствовали отток кадров. Однако основной тенденцией можно считать концентрацию на узловых проектах. Что сделано в 2015 году под руководством департамента информационных технологий и связи в регионе? Как обстоит положение дел на телекоммуникационном рынке и в отрасли IT? Каковы планы на 2016 год? На эти и другие вопросы в интервью "СО" ответил руководитель департамента информационных технологий и связи Самарской области Станислав Казарин.

- Насколько жители Самарской области обеспечены высокоскоростным интернетом и когда будет достигнуто полное покрытие сетью губернии? Как продвигается реализация проекта по устранению так называемого цифрового неравенства?

- Начнем с того, что проект по устранению цифрового неравенства охватывает населенные пункты с населением менее 500 жителей. В них устанавливается Wi-Fi точка, и каждое домохозяйство может протянуть от узла доступа к себе в дом кабель и получить гарантированные10 Мбит/с Интернета. При этом расценки на связь более чем доступные - около 95 рублей в месяц будет стоить 10 Мбит скорости. По плану в эту программу попадало примерно 220 населенных пунктов. В 2015 году мы должны были зайти в 22 пункта, в итоге ПАО "Ростелеком", реализующее данный проект в губернии, с нашей помощью обеспечил связью 40 населенных пунктов.

- В чем смысл этого проекта для региона?

- При строительстве оптики в малые населенные пункты трасса прокладывается так, чтобы можно было потом зайти в более крупные поселки. Этот проект тесно связан с другим проектом, который инициировал Губернатор - созданием корпоративной образовательной сети, в рамках которого 818 образовательных учреждений губернии должны быть включены в единую защищенную сеть. Конечно, мы говорим о том, что Интернет будет с соответствующей контент-фильтрацией, но нас все-таки больше интересуют такие сервисы, как электронные медиа-ресурсы, передача служебной информации, уроки с видео-присутствием, автоматизация внутренней хозяйственной деятельности сети образовательных учреждений. В прошлом году было подключено 400 школ. Базовая скорость на одно образовательное учреждение составляет 100 Мбит/с без ограничения трафика. Понятно, что в зависимости от количества учащихся он градируется - 50 и 20 Мбит/с. Рассчитываем, что это создаст необходимую инфраструктуру для качественного изменения образования.

- Какие проблемы до сих пор остаются нерешенными?

- Все знают о том, что будущим преподавателям помогают переехать в село, дают подъемные и т.д. Но специалистов по-прежнему не хватает, и за последние годы очень серьезно это проявилось в естественных и точных науках - физика, химия, математика.  Быстро мы этот вопрос, конечно, не решим, но с помощью корпоративной сети можно, например, вести одновременно уроки в нескольких учебных заведениях, при наличии сильного учителя. Другой вопрос, как обеспечить обратную связь, выставлять оценки, проверять домашнее задание, но это решаемо силами тех специалистов, которые уже присутствуют в сельских школах. Географическое расположение не должно ограничивать нас в получении качественных услуг. Это принципиально важно, потому что если мы собираемся делать в регионе высокотехнологичную инновационную экономику, то нет вариантов, кроме как развивать инженерно-технические специальности. Мы уже несколько лет убеждаем выпускников, абитуриентов, сдавать физику в качестве госэкзамена и поступать в технические вузы. Всегда можно после инженерной специальности получить гуманитарную. И такой специалист будет востребован. А вот наоборот - очень редко. Начиналось  с того, что всего 30% школьников выбирали физику. Сейчас таких порядка 38%.

- Проводятся ли в регионе какие-то мероприятия, стимулирующие интерес к точным наукам?

- Да, в этом плане мы продолжаем видеоконференции для школьников, на которых совместно с вузами и самарскими компаниями, рассказываем о преимуществах IT-специальностей и отвечаем на вопросы, как поступить и какую работу выбрать. Продолжаем летние проекты с детскими лагерями, где вместе с операторами связи рассказываем о мобильной грамотности, информационной безопасности в Интернете, об электронных услугах. Около двух тысяч детей в год учатся информационной гигиене. С точки зрения популяризации в этом году в шестой раз наш департамент будет организовывать студенческие соревнования по информационной безопасности VolgaCTF. Сейчас это, кстати, самая рейтинговая специальность, на нее идут ребята с высокими баллами. Ежегодно приглашаем на соревнования две-три московские команды, чтобы показать нашим студентам какой у нас разрыв в знаниях и уровне. Аналогичное мероприятие проходит в рамках iВолги - соревнование системных администраторов.

- Проект R2D2 в 2015 году сделал качественный рывок вперед, открылось несколько центров робототехнического творчества. Что в этом направлении будет происходить в 2016 году?

- Раз мы говорим о детях и тех, кто в итоге сдает физику, то возникает вопрос, что этим направлением необходимо заниматься с детского сада. Поэтому в 2014 году возник проект R2D2. Действительно, активное развитие он получил лишь в 2015 году. Это связано с несколькими факторами. Во-первых, на базе аэрокосмического университета была создана централизованная площадка. Сам аэрокос получил статус оператора экспериментальной робототехники в Самарской области. Одновременно с этим начался процесс подготовки преподавателей. Эксперимент, связанный с рядом детских садов, показал, что работе с конструктором обучить можно, но мотивировать воспитателей заниматься этим с детьми оказалось сложно. В детский сад все-таки должны приходить люди, имеющие техническое образование, которые могут разбираться в инструкциях, выполнять задания и т.д. Пока мы сосредоточились на уровне четвертого класса и выше. Сейчас перед нами и Министерством образования стоит задача максимально охватить регион дополнительным техническим образованием. Робототехника как нельзя лучше ложится в эту концепцию. IT отрасль ведь тоже нуждается в правильно сформированном техническом инновационном мышлении. Это необходимо для того, чтобы на выходе из старших классов/начальных курсов институтов появлялись готовые программисты, которые должны занять создаваемую сейчас в рамках "Гагарин-центра" инфраструктуру.

- В части телекоммуникаций, хватает ли в Самарской области операторов связи, чтобы удовлетворить потребности населения? Как изменится ситуация с приходом нового оператора, такого как Tele2?

- В Самарской области операторов связи хватает. Появление нового оператора, конечно, приведет к изменению ценовой ситуации. Понятно, что Tele2 за пределы городов-мегаполисов региона, наверное, не выйдет в ближайшее время. Он здесь будет пытаться вернуть те инвестиции, которые сейчас вкладывает в развитие сети. Второй момент - он естественно уменьшит объем инвестиций, которые "большая тройка" уже вкладывает. "МегаФон" и "МТС" последние два года настолько активно развивались, строили базовые станции, развивали не только голосовую связь, но и LTE в сельской местности, и вполне возможно, что с приходом Tele2 им придется пересмотреть свои инвестиционные позиции. Те населенные пункты, которые могли бы получить соответствующую качественную связь, может быть, не получат ее, потому что в Самаре будет Tele2. Но это рынок.

- В декабре 2015 года в Самарской области создан центр кибербезопасности. Что там сейчас происходит? Какие планы по работе центра?

- Фактически он создан в 2010 году. Все это время он существовал как структурное подразделение государственного казенного учреждения, и не было нужды придавать ему официального статуса. Потребность возникла, когда начались действительно серьезные угрозы и атаки, и нужно было максимально быстро выйти на взаимодействие с операторами связи, различными техническими службами. И тут у дежурной смены возникал вопрос: "А вы кто?". Ну, мы казенное учреждение с длинным названием. "Пишите письмо, будем рассматривать", - нам говорят. Поэтому мы придали ему соответствующий статус, дали регламент работы, уведомили необходимые структуры о том, что обращения с данного центра являются обязательными для исполнения. И это серьезно упрощает взаимодействие при решении кризисных ситуаций. С другой стороны накоплен большой объем технических средств, интеллектуальных ресурсов, который требовал какого-то оформления. Вторая задача, юридическая, также выполнена. Мы не хотели быть первыми в России, так получилось. Это действительно хороший тренд, другим регионам нужно следовать нашему примеру, особенно тем, кто в преддверии ЧМ-2018 готовится отражать технологические угрозы. По анализу попыток проникновения, по трафику, посредством сканирования наших систем мы видим, что угрозы действительно существуют, 70-80% из них имеют конкретную географическую привязку. И мы понимаем, что правительственные информационные ресурсы являются предметом внешнего пристального изучения.

- Раз речь зашла о ЧМ-2018, что сделано в части безопасности к предстоящему мундиалю?

- Есть опыт Универсиады в Казани и Олимпиады в Сочи, но, тем не менее, остаются белые пятна, откуда возьмется та или иная информационная система. Предполагалось, что системы уже созданы в рамках предыдущих мероприятий, нужно было просто ими воспользоваться. Но в силу технологических ограничений этого не случилось. И мы предполагаем, что Самарская область будет разрабатывать множество информационных систем, которые естественно останутся потом в постоянном боевом использовании после мундиаля, в так называемом режиме наследия. Один из ярких примеров - система управления волонтерами и материальными ресурсами: радиостанции, автомобили  и пр. Мы же постоянно проводим какие-то мероприятия, где есть логистика перемещения трибун, ограждений, металлоискателей и прочего. Но на ЧМ-2018 в режиме "non-stop" человеческий фактор может сыграть злую шутку, нет возможности все распланировать, а при изменении ситуации все быстро перепланировать. Это задача информационных систем.

- Какие тренды сейчас доминируют в региональном IT сегменте?

- К Самаре присматриваются московские игроки. Понятно, что кризис вынуждает экономить на зарплате специалистов, и бонусы, которые получает компания, когда у нее весь центр разработки находится в Москве, начинают отступать по сравнению с экономическими вопросами. Сюда приходят несколько крупных игроков со штатом от 100 до 200 разработчиков. Мы на это смотрим настороженно, потому что они дестабилизируют ситуацию. Каким образом? Они приходят и говорят нашим вузам: "Ребята, в 2018 году мы у вас возьмем на работу 200 человек и нам нужны специалисты по тестированию, управлению, например, проектами, Java-программированию" и еще каким-то экзотическим вещам. Хорошо, это понятно и наши вузы начинают подготовку. Но когда просто начинают раскручивать зарплатную спираль, резко просаживается конкурентоспособность местных компаний, не оправданно завышается зарплата - нет производительности на такой уровень доходов - и опять же снижается конкурентоспособность региона по отношению к Москве. Поэтому мы со всеми "приходящими" разговариваем, просим не торопиться в этом году заходить в регион, предлагаем взять 20 подготовленных студентов. Тогда не раскрутится этот маховик зарплатный. А когда через некоторое время рынок успокаивается, сотрудники обижаются: у кого-то ипотека, кредит, планы на лето и т.д. Плавный рост заработной платы в соответствии с уровнем проекта, инфляцией, необходим. Но просто раскрутить зарплатную спираль, потому что пришел условный "СберТех" или еще какой-то крупный игрок и ему нужно принять уже завтра 200 человек … Ну где он их на рынке возьмет? Переманит у местных компаний. А местные задействованы в IT-медицине, других проектах. Это же интеллектуальный труд, он вот так просто не делится на членов команды. Уход одного сотрудника влечет за собой потерю еще пару-тройку человек вместе с ним. Но и самарским компаниям нельзя расслабляться, нужно искать способы нематериальной мотивации сотрудников и сохранения их лояльности.

- Каковы ваши планы на 2016 год?

- Как я уже сказал, большинство проектов плавно перешли на этот год. До тех пор, пока мы все не переведем в электронный вид и не минимизируем рутинный труд чиновников,  когда система будет из баз брать данные и сравнивать с регламентом и готовить решение, работа будет продолжаться. Есть очень много моментов, которые можно автоматизировать, и человек там не нужен. Департамент совместно с IT компаниями и другими органами власти думает об импортозамещении в IT. Недавно даже казус возник, когда зарегистрировано российское ООО, которое под видом российского программного обеспечения пытается включить в реестр иностранный программный продукт. Он очень известный, имеет весомую долю на глобальном рынке. Если он не будет в этом реестре, госорганы и госкорпорации не будут его закупать. Понятно, что этот программный продукт не желает потерять российский рынок. Или, например, есть самарская компания, английские владельцы, а директор, технический персонал, программисты находятся в Самаре. Здесь же ведутся все разработки. А продукт чей? Английский? С чего бы вдруг? Ну, уберем несколько ключевых сотрудников компании, и что будет с этим продуктом? Найдут они им замену в Англии. Вопросов много. Импортозамещение - да, но "как?" - пока четкого понимания нет. С оборудованием все ясно, будет аналог - в плановом порядке будет сетевое оборудование. С программным обеспечением сложнее, но дорожные карты на замену продуктов иностранных компаний, которые поддержали санкции против России, мы обсуждаем. Также надеемся, что в этом году ситуация с информатизацией здравоохранения станет прорывной и с точки зрения новых методов - телемедицина, и с точки зрения подходов, способов организации медицинской помощи. Ждем запуска дата-центра в "Жигулевской долине", благодаря которому в регионе будет еще более высокий уровень защищенности на правительственных ресурсах.

Автор: Алена Кижапова